Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход

Сказки

 AllRusBook.ru » Сказки » Немецкие сказки


Сказка «Бременские уличные музыканты»

Был у одного хозяина осел, и много лет подряд таскал он без устали мешки на мельницу, но к старости стал слаб и к работе не так пригоден, как прежде.

Подумал хозяин, что кормить его теперь, пожалуй, не стоит; и осел, заметив, что дело не к добру клонится, взял и убежал от хозяина и двинулся по дороге на Бремен он думал, что там удастся ему сделаться уличным музыкантом. Вот прошел он немного, и случилось ему повстречать по дороге охотничью собаку: она лежала, тяжело дыша, высунув язык, видно, бежать устала.

- Ты что это, Хватай, так тяжело дышишь спрашивает ее осел.

- Ox, -отвечает собака, стара я стала, что ни день, то все больше слабею, на охоту ходить уже не в силах; вот и задумал меня хозяин убить, но я от него убежала. Как же мне теперь на хлеб зарабатывать

- Знаешь что, говорит осел, я иду в Бремен, хочу сделаться там уличным музыкантом; пойдем вместе со мной, поступай ты тоже в музыканты. Я играю на лютне, а ты будешь бить в литавры.

Собака на это охотно согласилась, и они пошли дальше. Вскоре повстречали они на пути кота; он сидел у дороги, мрачный да невеселый, словно дождевая туча.

- Ну что, старина Кот Котофеич, беда, что ли, какая с тобой приключилась спрашивает его осел.

- Да как же мне быть веселым, когда дело о жизни идет, отвечает кот, стал я стар, зубы у меня притупились,- сидеть бы мне теперь на печи да мурлыкать, а не мышей ловить; вот и задумала меня хозяйка утопить, а я убежал подобру-поздорову. Ну, какой дашь мне добрый совет Куда ж мне теперь деваться, чем прокормиться

- Пойдем с нами в Бремен, ты ведь ночные концерты устраивать мастер, вот и будешь там уличным музыкантом.

Коту это дело понравилось, и пошли они вместе. Пришлось нашим трем беглецам проходить мимо одного двора, видят они- сидит на воротах петух и кричит во все горло.

- Чего ты горло дерешь говорит осел. Что с тобой приключилось

- Да это я хорошую погоду предвещаю, ответил петух. Да все равно нет у моей хозяйки жалости: завтра воскресенье, утром гости приедут и вот велела она кухарке сварить меня в супе, и отрубят мне нынче вечером голову. Вот потому и кричу я, пока могу, во все горло.

- Вот оно что, петушок-красный гребешок, сказал осел, эх, ступай-ка ты лучше с нами, мы идем в Бремен хуже смерти все равно ничего не найдешь; голос у тебя хороший, и если мы примемся вместе с тобой за музыку, то дело пойдет на лад.

Петуху такое предложение понравилось, и они двинулись все вчетвером дальше. Но дойти до Бремена за один день им не удалось, они попали вечером в лес и порешили там заночевать.

Осел и собака улеглись под большим деревом, а кот и петух забрались на сук; петух взлетел на самую макушку дерева, где было ему всего надежней. Но прежде чем уснуть, он осмотрелся по сторонам, и показалось ему, что вдали огонек мерцает, и он крикнул своим товарищам, что тут, пожалуй, и дом недалече, потому что виден свет. И сказал осел:

- Раз так, то нам надо подыматься и идти дальше, ведь ночлег-то здесь неважный.

А собака подумала, что некоторая толика костей и мяса была бы как раз кстати. И вот они двинулись в путь-дорогу, навстречу огоньку, и вскоре заметили, что он светит все ярче и светлей, и стал совсем уже большой; и пришли они к ярко освещенному разбойничьему притону. Осел, как самый большой из них, подошел к окошку и стал в него заглядывать.

- Ну, осел, что тебе видно спросил петух.

- Да что, ответил осел, вижу накрытый стол, на нем всякие вкусные кушанья и напитки поставлены, и сидят за столом разбойники, и едят в свое удовольствие.

- Там, пожалуй, кое-что и для нас бы нашлось, сказал петух.

- Да, да, если бы только нам туда попасть! сказал осел.

И стали звери между собой судить да рядить, как к тому делу приступить, чтобы разбойников оттуда выгнать; и вот наконец нашли они способ. Решили, что осел должен поставить передние ноги на окошко, а собака прыгнуть к ослу на спину; кот взберется на собаку, а петух пускай взлетит и сядет коту на голову. Так они и сделали и по условному знаку все вместе принялись за музыку: осел кричал, собака лаяла, кот мяукал, а петух запел и закукарекал. Потом ворвались они через окошко в комнату, так что даже стекла зазвенели.

Услышав ужасный крик, разбойники повскакали из-за стола и, решив, что к ним явилось какое-то привидение, в великом страхе кинулись в лес. Тогда четверо наших товарищей уселись за стол, и каждый принялся за то, что пришлось ему по вкусу из блюд, стоявших на столе, и начали есть и наедаться, будто на месяц вперед.

Поужинав, четверо музыкантов погасили свет и стали искать, где бы им поудобней выспаться каждый по своему обычаю и привычке. Осел улегся на навозной куче, собака легла за дверью, кот на шестке у горячей золы, а петyx сел на насест; а так как они с дальней дороги устали, то вскope все и уснули.

Когда полночь уже прошла и разбойники издали заметили, что в доме свет не горит, все как будто спокойно, Тогда говорит атаман:

- Нечего нам страху поддаваться. И приказал одному из своих людей пойти в дом на разведку.

Посланный нашел, что там все тихо и спокойно; он зашел в кухню, чтобы зажечь свет, и показались ему, сверкающие глаза кота горящими угольками, он ткнул серник, чтоб добыть огня. Но кот шуток,не любил, он кинулся ему прямо в лицо, стал шипеть и царапаться. Тут испугался разбойник и давай бежать через черную дверь, а собака как раз за дверью лежала, вскочила она укусила его за ногу. Пустился он бежать через двор да мимо навозной кучи, тут и лягнул его изо всех сил осел задним копытом; проснулся ют шума петух, встрепенулся да как закричит с насеста:

Кукареку!

Побежал разбойник со всех ног назад к своему атаману и говорит: Ох, там в доме страшная ведьма засела, как дохнет она мне в лицо, как вцепится в меня своими длинными пальцами; а у двери стоит человек с ножом, как полоснет он меня по ноге; а на дворе лежит черное чудище, как ударит оно меня своей дубинкой; а на крыше, на самом верху, судья сидит и кричит: Тащите вора сюда! Тут я еле-еле ноги унес.

С той; поры боялись разбойники в дом возвращаться, а четырем бременским музыкантам там так понравилось, что и уходить не захотелось.

А кто эту сказку последний сказал, все это caм своими глазами видал.

С этим обычно читают:

Медведь-судья

- Зимней порой вышел горностай на охоту. Под снег нырнул, вынырнул, на задние лапы встал, шею вытянул, прислушался, головой повертел, принюхался... И вдруг словно гора упала ему на спину. А горностай хоть ростом мал, да отважен. Обернулся, как вцепится зубами в гору – не мешай охоте!
– А-а-а-а! – раздался крик, плач, стон, и с горностаевой спины свалился заяц.

Как Кристоффер из Драгсхольма тролля перехитрил

- На острове Зеландия, посреди Драгсхольмского леса, стояла высокая гора. Жил в той горе старый тролль, и наводил он страх на всю округу. И в дневную пору обходили люди это место стороной, а уж в сумерки и вовсе носу туда не ка-зали. Правда, иной раз и выпадала нужда какому-нибудь путнику миновать троллеву гору. Тогда он плевал трижды через плечо и кидал в сторону горы горсть соли. Толкуют в народе, что нет вернее средства от нечистой силы, чем соль. Только и она, видно, не всегда помогает, потому что много народу загубил в том лесу тролль.

Бабушкин дедушка

- В прошлое воскресенье рано утречком, часов примерно в шесть вечера, я плыл на всех парусах через горы, когда повстречался вдруг с двумя всадниками в карете, сидевшими верхом на одном муле, и спросил их, не знают ли они точно, на какой час назначена свадьба Билла Хэннефорда, которого отпевали вчера в нашей церкви. Они ответили, что точно не знают, лучше мне спросить у бабушкиного дедушки.

Ворона

- На одном дереве жили две птицы: ворона и воробьиха. Гнезда их были рядом, на самой высокой ветке.
А у вороны была такая привычка: как начнет ее мучить голод, она возьмет и съест свои яйца.
Вот раз прилетела ворона домой голодная и думает: «Чего бы мне поесть?» Смотрит – ни одного яйца в гнезде больше нет. Думала она, думала и надумала: «Съем-ка я яйца у воробьихи».

Волк и сорока

- Летит сорока - черные крылья, белые бока. Летит не спеша, все кругом разглядывает. Смотрит, идет волк - хвост поджат, голова понурена. Села сорока на дерево и спрашивает:
- Отчего невесел, кум волк?

Что Вы думаете о Сказке«Бременские уличные музыканты»? ↓

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Абазинские
Абхазские
Аварские сказки
Австралийские сказки
Австрийские сказки
Адыгейские сказки
Азербайджанские
Айнские сказки
Албанские сказки
Алеутские сказки
Алтайские сказки
Американские сказки
Английские сказки
Ангольские сказки
Армянские сказки
Африканские сказки
Белорусские сказки
Болгарские сказки
Венгерские сказки
Греческие сказки
Датские сказки
Египетские сказки
Индийские сказки
Испанские сказки
Итальянские сказки
Каталонские сказки
Керекские сказки
Кетские сказки
Китайские сказки
Креольские сказки
Кубинские сказки
Латышские сказки
Молдавские сказки
Немецкие сказки
Океанийские сказки
Польские сказки
Русские сказки
Татарские сказки
Украинские сказки
Финские сказки
Французские сказки
Чукотские сказки
Эвенкийские сказки
Японские сказки


Интересные книги

Непомнящий Н.Н. - XX век. Хроника необъяснимого. Открытие за открытием
Путешествие в мир символов. Данилин А.Г.
Аржаников Н.С. - Аэродинамика
Тайны великих книг - история литературных персонажей. Роман Белоусов
Механика кровообращения. К. Каро, Т. Педли, Р. Шротер, У. Сид
Исакович М.А. - Общая акустика
Хайленд Г. - Потерянные секреты нацистских технологий
Шарль Перро. «Сказки»
Computer Bild №1-26, 2010
Вильдгрубе Л.С. - Вертолеты. Расчет интегральных аэродинамических характеристик и летно-технических данных
S.T.A.L.K.E.R. Черный Ангел. Вячеслав Шалыгин
Натанзон М.С. - Продольные автоколебания жидкостной ракеты
Джонсон У. - Теория вертолета. Кн. 1-2
Главева Д.Г. - Традиционная японская культура: Специфика мировосприятия
Д. Браславский, Н. Подлесная - Щит Королевы
Теория очередей и управление запасами. Рыжиков Ю. И.
Людмила Рудницкая - Сосудистая гимнастика
Ерохина Е.Л. - ЕГЭ. Литература. Тематическая рабочая тетрадь