Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход

Сказки

 AllRusBook.ru » Сказки » Венгерские сказки


Сказка «Златорунный баран»

Жил на свете бедняк, и ничегошеньки у него не было, зато детишек было больше, чем дырочек в сите. Никак не мог бедняк детей прокормить – один день поедят кое-как, а другой день и вовсе так. Горюет бедняк, не знает, что ему делать.
– Подросли ведь уже, не маленькие,– твердит отец сыновьям, – ступайте наймитесь к кому-никому в услужение.

Да только сыновья выросли один другого ленивей, все норовили за отцовой спиной отсиживаться. Хотя все, дане все. Самый малый дельный был паренек, не мог он глядеть на то,как братья его день-деньской баклуши бьют.
– А и верно, подамся я службу себе поискать, – сказал он отцу, – авось и найду что-нибудь подходящее.
Покивал ему отец головой: что бедному человеку делать уйдет сынок, одним ртом будет меньше.
И пошел младший сын по свету бродить, по горам и долам. Однажды вечером в селенье пришел. Узнал от людей, что живет в том селе богатей, овец у него что звезд в небе, и нужен ему для отары пастух. Пошел паренек к богачу прямо в дом, так и так, рассказывает.
– Ну что ж,– говорит хозяин,– ты в самую пору явился, я ведь только что своего овчара прогнал. Заступай на его место. Ежели целый год в отаре не случится урона, если сбережешь всех овец моих честь по чести, вознагражу тебя щедро, увидишь.
Так и уговорились: ежели через год об эту самую пору ни одна овца не пропадет из отары, даст хозяин за то пастуху барана златорунного, и заживет бедняцкий сын барином – уж такой это баран особенный.
– Будь по-твоему, хозяин, вот моя рука – не свинячья нога, – сказал парень, и ударили они по рукам, как между венграми водится.
Дал ему хозяин свирель сладкозвучную, щедро едою снабдил, и погнал паренек отару в луга.
Надобно вам сказать, что хозяин тот три дня за год считал, да вот беда – никак не попадался ему до сих пор пастух, который бы этот год выдержал. А дело-то в том, что пастух должен был днем и ночью отару стеречь, глаз не смыкая, иначе, только задремлет, волки столько овец унесут, сколько бедняку на всю жизнь хватило бы.
Однако наш паренек не дремал, сторожил исправно. А как стала дремота одолевать, вынул он свирельку сладкозвучную и ну играть на ней да наигрывать. Что тут началось! Сколько ни было овец в отаре, все, как одна, пустились плясать. А впереди всех – златорунный баран. Этот баран все возле паренька держался и плясал теперь лучше всех, чинно да красиво, не наглядишься. :
Так времечко и прошло, год условленный минул, и погнал пастух отару назад; неподалеку от ворот достал он свирель сладкозвучную, заиграл, и овцы, приплясывая, пошли во двор. Посреди двора хозяин стоял и считал овечек. Увидел, что ни одна не пропала, глаза так и заблестели.
– Ну, паренек, я тебе вот что скажу: старость моя уже не за горами, полжизни прожито, а такого пастуха у меня еще не бывало. Отдам я тебе барана златорунного, как обещал, пусть он принесет тебе счастье. Обрадовался паренек, от радости места себе не находит. Распрощался с хозяином чин по чину и со златорунным бараном домой зашагал. Шли они потихоньку, особо не торопились и под вечер добрели до какой-то деревни. Постучался пастух в хороший дом, попросился у хозяина на ночлег.
– Гость в дому – божий дар,– сказал добрый человек,– заходи, сынок, располагайся.
Вошел паренек, но и барана златорунного во дворе не оставил, с собою в дом привел. Уж как его все разглядывали, как любовались! А больше всех – дочка хозяйская, глядела, не могла наглядеться, всю ночь глаз не сомкнула, о баране златорунном думала. И надумала: встала с постели, тихо прокралась к барану, чтобы, пока паренек спит, вывести чудо-барана во двор и где-нибудь спрятать до времени. Да только что из этой затеи ее получилось? Обхватила она руками барана за спину, а руки-то к руну и приклеились! Обе приклеились – не оторвать. Проснулся парень, видит – девушка к спине барана приклеилась, подумал: «Что ж теперь делать? Надо ведь дальше двигаться, не оставлять же барана... а девушка, коли так, пускай тоже идет».
Сказано – сделано. Вышли все трое на улицу, берет пастух свирель сладкозвучную и давай играть-наяривать. А баран как пошел танцевать, а девушка у него на спине ну ногами приплясывать. Чудеса, да и только, по улице пыль столбом. Какая-то женщина увидела и, как была с лопатою, только-только хлеб в печь посадив, выбежала на улицу и пустилась девицу честить да лопатой охаживать:
– Вот тебе, вот тебе, дуреха безмозглая, и не стыдно тебе, девушке, эдак срамиться? Вот же тебе, вот тебе!
Да только недолго она разорялась, лопатой размахивала. Лопата вдруг – стоп! – к спине девицы приклеилась, женщина – к рукояти, а парень-то знай играет-наигрывает, а баран приплясывает, и девушка – у него на спине, и лопата – у нее по спине, и женщина та бранчливая за лопатой кружится. Так и шли-плясали по улице.
Улицу прошли, видят, церковь стоит, и выходит из церкви священник, а за ним и паства его. Прихожане смеются, а священник разгневался крепко.
– Нечестивцы,– кричит,– экое позорище учинили, да еще в праздник!
Подбегает он к женщине да тростью ее! Ан единственный раз и ударил – трость мигом приклеилась к спине женщины, сам святой отец к другому концу трости приклеился да и пошел вслед за всеми, приплясывая. Запричитали тут старухи, заохали, руками всплескивают:
– Ох, ох, еще уведут от нас златоуста нашего! Люди, люди, не допустим, отстоим святого отца!
Тут вся деревня поднялась, святого отца догонять кинулась, только б ухватиться да назад оттащить. Да дело-то непростое вышло: кто его ни коснется, тут и прилипнет, и так один за другим. А парень знай на свирельке своей свистит, а баран танцует, и девица у него на спине пританцовывает, лопата по ней пляшет, женщина-крикунья за лопатою кружится, ее самое трость обхаживает, за трость священник цепляется, свое выкоблучивает, а за ним вся деревня ходуном ходит.
Плясали, плясали, так и в город пришли. Город не простой, сам король в нем живет. Завернул наш пастух в корчму, свирель в котомку засунул: пусть-ка передохнет баран златорунный, да и деревня вся тоже.
Стал пастух корчмаря расспрашивать, что за город такой? Корчмарь ему объясняет: королевский город, король здесь живет. Так, слово за слово, и о том рассказал, что король-то шибко горюет из-за дочки своей раскрасавицы: живет королевна на свете, и ни разу не видели даже улыбки на ее светлом личике. Объявил король всенародно, что отдаст свою дочь за того, кто ее рассмешить сумеет, да только напрасны были все старания – королевна по-прежнему унылая и печальная, словно небо в осеннюю непогодь.
«Ладно, – подумал пастух, – надо и мне счастья попытать, вдруг да рассмешу королевну». Пошел пастух к королю. Рядом с ним баран, за бараном вся деревня идет. Танцевать не танцует: не стал пастух свирель на улице вынимать. Во дворце пастух велел доложить о себе королю.
– Хочу,– говорит,– попытаться, может, и сумею королевну рассмешить.
– Что ж, сынок, будь по-твоему,– отвечает король,– попытайся и ты. Но если не сумеешь ее рассмешить, быть твоей голове на колу.
– Эх, государь батюшка,– говорит пастух,– второй жизни не бывать, смертыньки не миновать, будь что будет, а я все ж попытаюсь. Пусть только королевна на терраску выйдет.
С этими словами спустился пастух во двор, а король вместе с дочкой на терраску вышел – стоят ждут, что там пастух затеял, на какие проделки мастер. А пастух и ждать не заставил. Вынул из котомки свирель сладкогласную да и заиграл на ней. Ох, начался тут пляс, не хватало только нас: танцует баран, на спине у него девица пританцовывает, лопата по ее спине пляшет, женщина-крикунья за лопатой крутится, ее самое трость обхаживает, за трость священник цепляется, свое выкоблучивает, а за ним вся деревня ходуном ходит.
– Свет не видел таких плясок,– веселится король.
Смеется король, а королевна, королевна-то ему вторит! И придворные все хохочут до слез. Тут баран как подпрыгнет, а потом и еще, да все выше – девица вдруг соскочила с него, лопата в сторону отлетела, женщина-крикунья от лопаты освободилась да и от трости священ-никовой, священник тоже за трость держаться не стал, тут и вся деревня златоуста своего отпустила – каждый сам по себе в танце кружится, друг перед дружкой выплясывает. Взмолился король:
– Хватит им плясать, не то помру со смеху, и королевна моя помрет тоже.
– Ну, коли так, будь по-вашему,– сказал пастух, свирель в котомку упрятал, и тотчас пляске конец настал.
– Слушай меня, пастух-молодец,– сказал король,– за то, что дочку мою сумел рассмешить, бери ее в жены и половину моего королевства в придачу.
Призвали священника деревенского к королю, домой не пустили, и он вмиг молодых обвенчал. Пировала во дворце на свадьбе и вся деревня, цыгане пришли, и их за стол усадили. А молодой король, пастух бывший, тотчас велел кареты шестериком запрячь и послал их за отцом своим да за братьями. Добром щедро с родней поделился, всех в люди вывел. Так и живут они в тех краях, коль не померли.

С этим обычно читают:

Когда земля становится золотом

- Ван Сюе-цинь был трудолюбивым крестьянином. Круглый год, вставая чуть свет, трудился он на своем поле. Соседи вскапывали землю по одному разу, а он – по два, а то и по три. И хотя поле его было невелико, оно кое-как кормило хозяина.
Но сыновья Ван Сюе-циня не были похожи на отца: целые дни слонялись они без дела, а работать не желали. Отец не раз уговаривал их взяться за ум, но они пропускали его слова мимо ушей и лентяйничали по-прежнему. Заботы о них не давали Ван Сюе-циню покоя. На что будут жить эти лентяи, когда его не станет?

Девушка из цветочного горшка

- Жили-были однажды муж с женой, и не было у них детей. Как-то вечером вздохнула женщина:
- Ну, хоть какое-никакое дитятко иметь, пусть даже горшок с цветком!
Глядь, а на подоконнике и впрямь цветочный горшок стоит.

Две женщины на лесном стойбище

- Женщины осенью остались в бангусь. У одной четверо детей,
у другой двое. Та, у которой двое детей, — еще молодая. Вечером она шум поднимает: груди вытащит, трясет их, смеется. Другая женщина ее бояться стала — такая она дурная.
Однажды вечером сидят, слышат — дверь открывается, в костер кто-то дует. Старшая детей уложила, место, где головки их помещаются, загородила, закрыла.

Зова и крокодил

- Однажды человек по имени Зова взял мешок и пошел на работу. Шел он, и вдруг ему послышалось, будто где-то рядом плачет ребенок. Зова остановился, прислушался и пошел туда, откуда доносился плач, а когда пришел, то увидел, что это плачет крокодил под кустом черной смородины у края дороги.

Догадливая свинья

- Жили когда-то старик со старухой. У них была одна-единствен-ная свинья, да и ту им нечем было кормить. Каждый день свинья бродила по лесу и собирала желуди. Только желудями она и питалась.

Что Вы думаете о Сказке«Златорунный баран»? ↓

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Абазинские
Абхазские
Аварские сказки
Австралийские сказки
Австрийские сказки
Адыгейские сказки
Азербайджанские
Айнские сказки
Албанские сказки
Алеутские сказки
Алтайские сказки
Американские сказки
Английские сказки
Ангольские сказки
Армянские сказки
Африканские сказки
Белорусские сказки
Болгарские сказки
Венгерские сказки
Греческие сказки
Датские сказки
Египетские сказки
Индийские сказки
Испанские сказки
Итальянские сказки
Каталонские сказки
Керекские сказки
Кетские сказки
Китайские сказки
Креольские сказки
Кубинские сказки
Латышские сказки
Молдавские сказки
Немецкие сказки
Океанийские сказки
Польские сказки
Русские сказки
Татарские сказки
Украинские сказки
Финские сказки
Французские сказки
Чукотские сказки
Эвенкийские сказки
Японские сказки


Интересные книги

Механизмы внутриклеточной сигнализации. Крутецкая З.И., Лебедев О.Е., Курилова Л.С.
Александров И.О. - Гидроаэропланы М-9 и М-24. Книга 1
Легенцкий Р.(ред) - Инструкция по эксплуатации и техническому обслуживанию самолета Ан-2
Стретт Дж.В. - Теория звука. Том 2
Данилов В.А. - Вертолет МИ-8. Устройство и техническое обслуживание
Библиотека «Литература для детей - 2» (160 произведений)
Борисов Ю. - Истребитель Дорнье Do 335 ''Pfeil''
Сокольский В.Н. - Ракеты на твёрдом топливе в России
Федеральные округа России. Региональная экономика. Глушкова В.Г.
Библия: легенды и факты. Загадки Священного Писания
Лэмб Г. - Динамическая теория звука
Моисей Альперович, Лев Слёзкин. История Латинской Америки (с древнейших времён до начала XX в.). Учебник для вузов
Собиратель костей. Дивер Джеффри
Мэзон У. - Физическая акустика (Том 1, Часть А)
Самолет Ан-26. Техническое описание. Кн.1. Летно-технические характеристики
Р. Кэрролл. Палеонтология и эволюция позвоночных (в 3-х томах).
Красильников В.А. - Введение в акустику
Тарадеев Б.В. - Модели-копии самолетов